Субсидиарная ответственность арбитражного управляющего

Действующее законодательство все строже регулирует деятельность управляющих и их ответственность за допущенные нарушения. Это приводит к тому, что управляющие предпочитают не делать того, что прямо не прописано в законе, чем сделать и понести за это ответственность, уверен Кирилл Саськов, руководитель корпоративной и арбитражной практики Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство 35 место По количеству юристов Профайл компании × .

Такие противоречия приводят в том числе к распространению практики отстранения управляющего за неподачу заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Так произошло и в одном из недавних дел, рассмотренных в Верховном суде.

Бездействие управляющего

В банкротном деле «Специализированной компании «Развитие» конкурсный кредитор Александр Ткаченко заявил в суд о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. А потом попросил суд отстранить Игоря Борзова, управляющего, от участия в деле, потому что тот сам не обратился с аналогичным требованием (дело № А62-7310/2015).

Внутрикорпоративные займы в банкротстве: как не перепутать с обычными

Требование об отстранении суд рассматривать отказался, привлечь руководство «Развития» к субсидиарной ответственности в первых двух инстанциях тоже не получилось. Но окружной суд направил все заявления на пересмотр, из-за того что суды не учли роль арбитражного управляющего в процедурах банкротства. Кассация напомнила: меры, направленные на пополнение конкурсной массы (в частности, с использованием механизма привлечения к субсидиарной ответственности), планирует и реализует арбитражный управляющий как профессиональный участник антикризисных отношений. Ведь именно ему, а не кредиторам должника доверено текущее руководство процедурой банкротства.

Суд должен был сперва разрешить вопрос о соответствии действий управляющего банкротному законодательству. И только потом, уже с участием нового управляющего, «который отвечает стандартам добросовестности и разумности», можно разрешить требование кредитора о привлечении контролирующих должника лиц к «субсидиарке».

Отстранять не стали

При повторном рассмотрении суды установили: Борзов, будучи профессиональным участником антикризисных отношений, уклонился от установления всех обстоятельств деятельности общества «Развитие», выявления контролирующих его лиц и причин, которые привели к банкротству.

Его бездействие признали незаконным, но отстранять не стали, что не понравилось Ткаченко. Тот пожаловался в Верховный суд. Он обратил внимание на признанный судами факт ненадлежащего исполнения управляющим обязанности по формированию конкурсной массы с помощью привлечения руководства к «субсидиарке». По мнению кредитора, это подтверждает, что управляющий нарушил права и законные интересы кредиторов и создал вероятность возникновения на их стороне убытков. Заявитель также уверен, что оспариваемые судебные акты содержат внутренние противоречия: отказ суда отстранить управляющего не соответствует выводам о незаконности его бездействия.

Экономколлегия согласилась. «Вывод судов о несущественности допущенных Борзовым нарушений вступил в явное противоречие с содержанием той части судебных актов, в которых эти нарушения признаны незаконными», – указали судьи, которые решили отстранить Борзова от участия в банкротном деле.

Эксперты «Право.ru»: очередной пример борьбы с недобросовестностью в банкротстве

«Решение ВС – очередной пример борьбы с недобросовестностью в делах о банкротстве, в данном случае – с недобросовестностью управляющего», – комментирует Станислав Петров, руководитель практики банкротства Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры 4 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По выручке 15 место По количеству юристов × .

ВС наконец-то представил механизм отстранения управляющего, который, по сути, намеревается завершить дело как можно быстрее, не привлекая к ответственности контролирующих лиц, в интересах которых он, возможно, действует.

Станислав Петров, руководитель практики банкротства Национальной юридической фирмы «Инфралекс».

Конкретно в рамках этого дела суд установил не только факт «недоработки» со стороны арбитражного управляющего, но и факт очевидного воспрепятствования управляющего действиям кредитора, который защищал свой имущественный интерес через заявление о привлечении к субсидиарной ответственности. На это обратил внимание Иван Коршунов, старший юрист Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 4 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 27 место По выручке 30-31 место По количеству юристов × . «В действиях управляющего прослеживалась явная заинтересованность в непривлечении контролируемых лиц к субсидиарной ответственности», – согласилась Алина Хаматова из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × .

По ее словам, ВС еще раз обратил внимание судов на отсутствие необходимости в каждом конкретном случае доказывать точный размер убытков. В спорном случае основанием для отстранения должна была послужить лишь угроза их причинения. Но, к сожалению, вопрос с доказыванием убытков все еще остается одним из проблемных в правоприменительной практике, отмечает она.

В деле, по мнению Хаматовой, был поставлен и важный вопрос о качестве подготавливаемых управляющими отчетов о финансовом анализе должника. Как правило, такие отчеты формируются автоматически (с использованием специальных программ и формул). И зачастую сами управляющие не могут интерпретировать выводы по результатам получения конкретных данных и коэффициентов. «При этом в половине случаев именно финансовый анализ является основанием для оценки действий руководителей для целей привлечения к субсидиарной ответственности», – объяснила эксперт.

Если не вдаваться в подробности частного случая, то судебный акт ВС может быть воспринят как показательный пример ситуации, когда неподача заявления о привлечении к субсидиарной ответственности влечет отстранение управляющего, отмечает Коршунов. «Даже до принятия рассматриваемого акта арбитражные управляющие зачастую подавали (и подают) необоснованные заявления, чтобы снять риск отстранения. Теперь возможность реализации риска увеличилась», – подытожил эксперт.

Иное мнение прозвучало в рамках заседания Банкротного форума, которое состоялось 24 мая. «Мне показалось, что в этом деле то, с чем боролся Верховный суд, – это фраза из постановления окружного суда о том, что вопрос об отстранении управляющего может быть рассмотрен лишь в случае наличия оснований для привлечения руководства к субсидиарной ответственности. Разрешение этого вопроса совершенно неправильно вводить в предмет доказывания по спору об отстранении», – заявил он. Подробнее о других мнениях, звучавших на заседании, – в материале «Залог, поручительство, «субсидиарка»: Банкротный клуб обсудил судебную практику».

Кого имеют право привлечь

По умолчанию обязательства юрлица регламентируются на основании ст. 56 Гражданского кодекса. В п. 2 указанной статьи отмечается, что учредители не отвечают по обязательствам юрлица. Но это правило действует далеко не всегда: законом установлен порядок привлечения руководителей компании к ответственности по долгам юрлица.

Субсидиарная ответственность может грозить каждому сотруднику компании, который был причастен к доведению юридического лица до состояния финансовой неплатежеспособности.

Неплатежеспособность компании, признанная официально арбитражным судом, служит основанием для ее полной ликвидации. Но до того как компания прекратит свою деятельность, она должна будет рассчитаться с кредиторами в максимально полном размере.

Один из способов расчета с кредиторами – привлечь руководство или контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности. В рамках дела о банкротстве под субсидиарной ответственностью понимаются обязательства руководителя предприятия и его владельцев перед кредиторами (в лице частных компаний и государственных учреждений), имеющие денежную форму.

Если активов и распроданного имущества организации оказалось недостаточно, чтобы закрыть все имеющиеся долги, то обязательства по их погашению переходят на привлеченных к субсидиарной ответственности лиц. В их числе могут быть любые лица, которые принимали управленческие решения, либо граждане, контролирующие действия должника, которые привели к банкротству. При этом необязательно, чтобы между контролирующими лицами должника и самим юрлицом была юридическая взаимосвязь (например, в виде трудового договора или наличия такого лица в перечне учредителей компании).

В числе подобных мер воздействия «контролирующих лиц» (не являющихся собственниками или руководителями) на политику юридического лица можно выделить:

  1. Издание приказов и распоряжений, которые изменяют стратегическую политику компании.
  2. Совершение неправомерного влияния с помощью должностных лиц через попытку их убеждения или оказание морального или иного давления.
  3. Влияние на начальство или тех, кто определяет политику организации.
  4. Совершение неправомерных действий посредством должностных лиц через их убеждение или оказание давления.

По умолчанию владелец компании отвечает за свои действия и решения, которые определяют его политику. Но это правило может не действовать, если будут выявлены некие контролирующие лица. По ст. 61.11 127-ФЗ лица, которые собственными решениями и действиями определяют политику компании, отвечают за них и при банкротстве.

В противном случае, величина субсидиарной ответственности распределяется строго пропорционально величине влияния на политику компании (ответственность между лицами разграничивается по судебному решению).

Когда у фирмы есть несколько учредителей в составе, то они могут нести одинаковую солидарную ответственность по долгам ООО, подписав соответствующее соглашение.

Для того чтобы избежать привлечения к субсидиарной ответственности по результатам банкротства, контролирующее лицо должно доказать правомерность совершаемых действий и неумышленность деяния.

Например, такая ситуация возможна, если директор компании докажет, что он принимал решения под влиянием недостоверных прогнозов финансовых показателей компании от его сотрудников.

При рассмотрении дела о привлечении лиц к субсидиарной ответственности судебные инстанции рассматривают поступки ответственных лиц за три предшествующие процедуре банкротства года.

Субсидиарная ответственность при банкротстве юридического лица может грозить следующим категориям граждан:

  1. Директору (гендиректору) компании.
  2. Фактическому собственнику бизнеса (не номинальному).
  3. Главному бухгалтеру.
  4. Контролирующим лицам, которые не имеют юридических взаимосвязей с компанией, но руководящими ею за последние 36 месяцев.

Для привлечения к ответственности не имеет значения статус руководителя: это может быть директор из числа собственников или наемное лицо по трудовому договору. Наемный директор несет материальную ответственность перед собственниками и может быть привлечен к ней, если:

  • в собственных корыстных интересах заключает убыточные сделки для организации;
  • скрывает сведения о подписанных сделках;
  • халатно относится к своим обязанностям по обеспечению должной предусмотрительности при подписании сделок (например, непроведение анализа потенциальных партнеров на добросовестность, достоверность данных и пр.);
  • не принимает во внимание важные сведения при подписании соглашений и фальсифицирует документы либо умышленно их теряет.

Взысканная с него материальная ответственность может быть направлена на погашение обязательств перед кредиторами.

Директор может привлекаться к ответственности на общих и налоговых основаниях. Так, ему может грозить наказание за нарушение сроков подачи заявления о неплатежеспособности; за подписание невыгодных соглашений, которые привели к банкротству; в случае, если подписывает новые договоры, обладая серьезным объемом непогашенной задолженности и пр.

Лиц, которые занимают руководящие функции в компании, также допускается привлечь к ответственности за недостоверные налоговые сведения, а также при наличии задолженности перед бюджетом вместе с долгами по прочим сделкам (например, при выявлении факта уклонения от налогов). Чаще всего такие действия гендиректора, как и бездействие, выступают преднамеренными, чтобы ввести в заблуждение учредителей компании.

Достаточно часто к ответственности привлекают бухгалтера юрлица. Бухгалтеры несут субсидиарную ответственность:

  1. При отсутствии необходимой финансовой документации (в особенности ключевых документов: счетов-фактур, накладных и пр.).
  2. При намеренном искажении данных отчетности.
  3. При участии в махинациях по преднамеренному и умышленному банкротству.
  4. При заключении невыгодных сделок.

При привлечении к ответственности смягчающим обстоятельством станет идеальное состояние бухгалтерской отчетности, отсутствие нарушений со стороны бухгалтера за период работы.

Привлекать сторонних контролирующих лиц к субсидиарной ответственности хоть потенциально и возможно, но на практике доказать их причастность к правонарушению достаточно сложно, ведь заявителям нужно доказать факт их влияния на политику юридического лица, а это весьма проблематично.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *