Реальная хозяйственная сделка

Главная — Статьи

Представьте: сторонняя компания выполнила для вашей какие-либо работы, вы учли расходы и приняли к вычету НДС. А налоговый орган решил, что на самом деле вы выполнили эти работы сами или нашли гастарбайтеров, которые чуть ли не бесплатно вам все сделали. А ваш контрагент, указанный в документах, не мог выполнить работы, так как у него нет ни персонала, ни инструментов, ни материалов (Пункты 4, 5, 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53). То есть сделка с ним — нереальная. А значит, вычет НДС, предъявленного этим контрагентом, и уменьшение налогооблагаемой прибыли на расходы — необоснованная налоговая выгода.
Вы представили документы, подтверждающие расходы и вычет НДС? В ответ налоговый орган выложил свои козыри, к примеру:
— протокол допроса директора-бомжа;
— заключение эксперта о том, что все подписи на представленных вами документах контрагентов липовые;
— письмо инспекции по месту учета вашего контрагента о том, что он отчетность не сдает и налоги не платит.
Вы говорите, что перечисляли деньги контрагенту? Инспекторы объясняют это вашим желанием придать сделке видимость реальности.
Придется доказывать, что сделка реальная. Ведь если вам это удастся, то не будут иметь никакого значения даже доказательства вашей (или ваших контрагентов) недобросовестности (Письмо ФНС России от 24.05.2011 N СА-4-9/8250; Постановления Президиума ВАС РФ от 09.03.2010 N 15574/09, от 25.05.2010 N 15658/09).

Позиция суда

1. Суд при вынесении решения исследовал вопрос о наличии разумных причин проведения сделок между предпринимателями в соотношении с тем, что такие сделки приносят выгоду обеим сторонам сделок.

2. Суд посчитал недоказанным со стороны налогового органа наличие фиктивного документооборота между предпринимателями, созданного с целью получения необоснованной налоговой выгоды: все договоры, равно как и платежи по ним отражены в бухгалтерском учете обеих сторон, доказана дальнейшая реализация товара покупателем, закрывающие документы оформлены в соответствии с законом.

3. Суд принял во внимание доводы налогоплательщика относительно реальности самого контрагента и операций с ним: долговременное сотрудничество и положительная репутация доказаны, ведение реальной деятельности с иными поставщиками и наличие круга покупателей также доказаны, схема деятельности индивидуального предпринимателя (контрагент налогоплательщика) доказана, реальна и соответствует реалиям рынка.

1) Согласно закону, налоговый орган обязан доказывать отсутствие реальности сделок с контрагентами по делам об оспаривании решений налоговых органов по доначислениям налогов.

2) Грамотно выстроенная доказательная база способствует признанию недействительным решения налогового органа о доначислении налогов, а также пени и штрафов.

3) Не всегда отсутствие сайта у предпринимателя, даже в эпоху сети интернет, свидетельствует о том, что реальной деятельности нет: договоры, поставки по договорам, их отражение в бухгалтерском учете в соответствии с законом выступают надежной поддержкой предпринимателя в случае необходимости защиты его прав и интересов.

4) Прозрачность и логичность схемы бизнеса при условии наличия экономического результата (доход) – залог успешности как при переговорах с налоговыми органами, так и в случае отстаивания позиции в суде.

Фиктивная сделка

В ходе проведения мероприятий налогового контроля (проверочных мероприятий) в отношении налогоплательщика, налоговый орган может прийти к выводу о совершении проверяемым лицом фиктивных сделок или хозяйственных операций с определенным кругом контрагентов. Что же сегодня под фиктивной сделкой понимают налоговые органы? С позиции налоговиков, фиктивная сделка – это сделка, совершенная налогоплательщиком без преследования какой-либо хозяйственной цели. Иными словами, это сделки или иные хозяйственные операции, которые совершены налогоплательщиком и его контрагентом исключительно с целью снижения налогооблагаемой базы.

Такие выводы налоговиков довольно чреваты для налогоплательщиков и могут привести к очень серьезным последствиям – доначисление налогов, пени, начисление штрафов, порой приравненных по размеру к годовой выручке компании налогоплательщика. Самым неблагоприятным для налогоплательщика исходом может послужить передача материалов налоговой проверки в следственные органы для возбуждения уголовного дела по фактам намеренного уклонения налогоплательщика от уплаты налогов и сборов. При этом если сам налогоплательщик осуществляет свою деятельность на абсолютно легальных условиях, это не значит, что к нему не могут быть предъявлены обвинения по фактам нарушения налогового законодательства, поскольку в группу риска также могут попасть те компании, чьи контрагенты уже находятся на так называемой «галочке» у налоговиков как контрагенты, замеченные в фиктивных сделках с иными лицами.

Фиктивность сделок с позиции судов

Если по вопросу фиктивности сделок сегодня обратиться к судебной практике, то можно увидеть, что суды уже не раз обращали внимание налоговиков на то, что за недобросовестность контрагентов второго и последующего звеньев не должен нести ответственность налогоплательщик. По мнению судов, к проявлению налогоплательщиком должной осмотрительности недобросовестность всех задействованных в цепочки операций контрагентов не относится, поскольку компания, в частности каждый налогоплательщик юридическое лицо, должен убедиться только в добросовестности своего непосредственного контрагента – партнера по сделке (см. Определение Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года № 305-КГ16-10399, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 июля 2017 года по делу № 40-43799/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа № Ф09-3675/17 от 28 июня 2017 года по делу № А76-16418/2016).

Как указывают суды, если факт реальности операций подтвержден, бесполезно ссылаться на самые популярные признаки «фирм-однодневок», признаки аффилированности налогоплательщика и контрагента, ссылки налоговиков, что руководитель и учредитель контрагента относится к категории «массовых» в виду того, что одновременно является руководителем и учредителем еще в нескольких компаниях, на то, что адрес местонахождения юридического лица, указанный в учредительных документах является адресом «массовой» регистрации и последний фактически не находится по указанному адресу, суд правомерно признал необоснованной, поскольку все эти факты, как адрес «массовой регистрации», представление контрагентом бухгалтерской и налоговой отчетности с «нулевыми» показателями, не представление справок по форме 2-НДФЛ, документов в соответствии со статьей 93.1 Налогового кодекса РФ, сами по себе, в отсутствие доказательств, опровергающих реальность хозяйственных операций и иных совершенных налогоплательщиком сделок, не могут являться основанием для выводов об отсутствии у контрагента возможности осуществлять деятельность».

Но не смотря на это, суды не раз занимали сторону налоговых органов, в налоговых спорах, когда компания налогоплательщик в качестве доказательства проявления им должной осмотрительности при совершении сделки была предоставлена лишь выписка из ЕГРЮЛ и учредительные документы контрагента по сделке. И как говорится, на ошибках учатся, налогоплательщики стали лично осматривать помещения и склады своих контрагентов, знакомиться с их сотрудниками, сохранять рабочую переписку в электронных почтовых ящиках и т.п. И, кстати говоря, с участием одного из таких смекалистых налогоплательщиком даже усматривается свежая судебная практика, в деле, где доказательством проявления должной осмотрительности и действительности заключенного договора послужил лист согласования к договору, который содержал в себе сведения о контрагенте включая Ф.И.О. представителя контрагента, его контактный телефон, адрес электронной почты и занимаемой должности. Чтобы получить «зеленый свет» на заключение договора, в этом документе должны были стоять подписи главного механика, заместителя генерального директора по финансам, юрисконсульта, главного инженера и главного бухгалтера (см. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26 мая 2017 года № Ф09-2274/17 по делу № А50-16250/2016).

Помимо выше приведенного, есть еще один пример, это Постановление АС Поволжского округа №Ф06-21881/2017 от 03.07.2017г. по делу №А12-49524/2016, в котором суд указал, что доводы налогового органа об отсутствии у контрагентов в собственности какого-либо недвижимого имущества, собственного транспорта и сотрудников, о фиктивности заключенных налогоплательщиком сделок с сомнительными контрагентами не свидетельствуют, поскольку не исключают возможности привлечения транспортных средств, имущества, работников по договорам аренды, аутсорсинга, гражданско-правовым договорам и т.п.

Также относительно фактов фиктивности совершенных налогоплательщиком сделок суды отмечают, если у налоговых органов нет иных доказательств нереальности сделок, кроме, как показания контрагента налогоплательщика, доводы сотрудников налоговых органов судом не могут быть приняты. В одном из таких дел суд указал налоговой службе, что факты о фиктивности совершенной налогоплательщиком сделки нужно исследовать комплексно. При этом суд правомерно указал налоговикам на то, что установленные в ходе контрольных мероприятий факты, в том числе относительно подписания спорных договоров со стороны контрагента лицом, отрицающим их подписание, при установлении судом факта исполнения договоров, оказания фактических услуг обществу, проявления обществом должной осмотрительности не являются безусловным основанием полагать, что налогоплательщиком получена необоснованная налоговая выгода (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 мая 2017 года по делу № А40-208019/2016).

Равно как и противоречивая информация или ошибки в первичных бухгалтерских документах налогоплательщика не исключают реальность совершенных им операций (см. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа № Ф06-20557/2017 от 30.05.2017г. по делу №А12-38366/2016, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.07.2017г. по делу № А67-4937/2015).

В завершении отметим, что в первую очередь, налогоплательщикам все же необходимо здраво подходить к вопросу налоговой экономии. Надеяться на применение судом принципа презумпции невиновности в отношении налогоплательщика либо истолкования в пользу налогоплательщика всех неточностей и неясностей также не стоит. На сегодняшний день суды применяют всем известную доктрину «баланса частных и публичных интересов». Это означает то, что если компания налогоплательщик будет заподозрена в фиктивности сделок или каких-либо хозяйственных операций, то именно самой компании налогоплательщику придется доказывать свою добросовестность и действительность совершенных сделок и операций. Именно поэтому при заключении договоров стоит добросовестно и как можно подробнее проверять информацию о контрагентах и желательно фиксировать процесс ее сбора. О том, как сегодня проявить должную осмотрительность при совершении налогоплательщиками сделок с новыми контрагентами, можно ознакомиться в нашей статье «Должная осмотрительность налогоплательщика в 2017-2018 году». В настоящее время тема должной осмотрительности является очень актуальной в налоговых правоотношениях, тем более, что времена, когда для доказательства своей добросовестности достаточно было запросить копию свидетельства ОГРН, давно в прошлом.

Доказываем приобретение и перевозку товара

Перевозочные или товаросопроводительные документы неоднократно помогали организациям отстоять реальность своих сделок (Постановления ФАС МО от 26.05.2008 N КА-А40/3294-08; ФАС ВВО от 29.06.2009 по делу N А17-2257/2008-05-21). И наоборот, встречаются случаи, когда суд приходит к выводу об отсутствии доказательств реальности хозяйственных операций по приобретению товара, в числе прочего, из-за того, что налогоплательщик:
(или) не подтвердил доставку приобретенных товаров (Постановление ФАС ЗСО от 29.10.2007 N Ф04-7571/2007(39690-А03-25));
(или) не представил акты инвентаризации (Постановление ФАС УО от 28.07.2010 N Ф09-5853/10-С2).
Поэтому будем доказывать реальность сделки этими способами.
Способ 1. Проводим инвентаризацию
Договор купли-продажи, документы, доказывающие оприходование, оплату, и все остальные документы, которыми вы запаслись, проявляя «должную осмотрительность и осторожность» (Пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53), могут не сработать, если гендиректор поставщика скажет, что на документах стоит не его подпись, и это окажется правдой (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.11.2008 N 9299/08). Поэтому полезно иметь результаты инвентаризации, которые докажут наличие у вас товара в проверяемый период.
Инвентаризацию вы проводите (во всяком случае, должны проводить) регулярно (Пункты 1, 2 ст. 12 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»; п. 1.5 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утв. Приказом Минфина России от 13.06.1995 N 49). И ее результаты подтверждают, что в проверяемый период товар у вас был.
Если же в тот период инвентаризацию вы не проводили, вы можете провести ее сейчас. И показать, что реальные остатки товара на складе соответствуют остаткам товара по документам. Это будет означать, что сомнительный с точки зрения налоговиков товар был оприходован на склад и либо продан, либо до сих пор там находится.
Способ 2. Собираем перевозочные документы
Вам будет намного проще убедить самих налоговиков или в конце концов судей в реальности сделки, если у вас будут:
— договоры перевозки приобретенного товара или договоры транспортной экспедиции (Статьи 785, 801 ГК РФ), ТТН, пропуск на территорию, если въезд и выезд фиксируется;
— документы об оплате по этим договорам.
Если же вы доставляли товар сами, то могут помочь путевые листы и документы, подтверждающие приобретение ГСМ.
Способ 3. Запасаемся свидетельскими показаниями
Доказать реальность сделки помогут свидетельские показания, в которых будет указано: «Да, грузовики приезжали, я ворота открывал, пропуск оформлял, видел, как товар разгружали» (Постановление ФАС ВВО от 29.06.2009 по делу N А17-2257/2008-05-21). Но как-то повлиять на вызов свидетелей налоговиками вы не можете (Подпункт 12 п. 1 ст. 31, ст. 90 НК РФ). А вот в арбитражном суде это возможно. И это стоит делать (Статьи 54, 56, 88 АПК РФ), ведь свидетельские показания помогают доказать реальность не только поставки товаров, но и выполнения работ и оказания услуг.
Чем больше свидетелей — тем лучше. Ведь чем больше вы представите доказательств, тем перспективней для вас налоговый спор.
К сожалению, не все наши арбитражные суды готовы возиться со свидетелями. Но вы не стесняйтесь пользоваться своими правами и заявляйте ходатайства о вызове свидетелей для участия в арбитражном процессе (Часть 1 ст. 88 АПК РФ).
В ходатайстве надо указать, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, может подтвердить свидетель. Подойдет, например, такая формулировка.

Просим суд допросить в качестве свидетеля Иванова Владимира Владимировича, проживающего по адресу: 127591, Москва, ул. Дубнинская, д.48, к. 1, кв. 23, работавшего на складе в период с 18.10.2008 по 27.02.2009 и принявшего товары, поступившие по договору от 15.12.2008 N 34-д между Заявителем и ООО «Риск».

Совет
Если вам приходится представлять интересы организации в суде самостоятельно, без помощи юриста, подавайте все ходатайства письменно. Ведь судьи могут отклонить ваши устные ходатайства о вызове свидетелей и не отразить в протоколе заявление таких ходатайств, а значит, у вас не будет шанса обжаловать отказ (Пункт 6 ч. 2 ст. 155 АПК РФ).

Письменные ходатайства лучше подавать через канцелярию, чтобы судья не мог от них отмахнуться и был вынужден как-то реагировать на них. Порой судьям проще опросить пару-тройку свидетелей, чем писать обоснование, почему они отклонили ваше ходатайство.
Так как судья может отказать вам в вызове свидетелей в арбитражный суд, вы вправе заранее отвести их к нотариусу, чтобы он их опросил (Статьи 102, 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1). В таком случае в суд вы принесете уже заверенные нотариусом протоколы опросов и попросите судью приобщить их к материалам дела как письменные доказательства (Постановления Тринадцатого ААС от 27.04.2011 по делу N А56-5843/2011; Восемнадцатого ААС от 07.10.2010 N 18АП-8421/2010).
В крайнем случае сгодятся и протоколы опроса свидетелей, составленные адвокатом (Подпункт 2 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). К сожалению, для судей цена этих показаний может оказаться ниже, чем цена показаний свидетелей, допрошенных налоговыми органами или судьей. Но бывает, что такие доказательства, как опросы адвоката, помогают выиграть спор с налоговым органом (Постановления ФАС ЦО от 19.11.2009 по делу N А48-3694/08-6; Девятого ААС от 14.09.2010 N 09АП-20790/2010-АК).

Доказываем выполнение работ или оказание услуг

Основная рекомендация: не ленитесь составлять документы! Допустим, сняла вам налоговая инспекция расходы и НДС по внутренней отделке здания. Не теряйтесь, делайте как можно больше расчетов. Какой объем работ был выполнен вашими работниками, какой объем работы ваши работники физически не могли выполнить и вам пришлось привлечь исполнителей со стороны. Опять же, вызовите свидетеля-сторожа, пусть скажет, что да, приходила на объект бригада, но не те мастера, которые работают в фирме постоянно, а другие.
Что же касается услуг, то судам очень сильно надоело оценивать реальность их оказания. Взять хотя бы всеми любимые маркетинговые исследования. Поверьте, опытному инспектору и судье с первой страницы отчета об оказании услуги видно, липа это или нет.
Чтобы доказать реальность услуг, вы должны показать инспекции (суду), каким образом вы такие услуги использовали. Не должно быть так, что вам за миллион рублей провели маркетинговое исследование, какие товары на рынке востребованы, какие — нет, а вы после этого вообще ничего не сделали. Соберите хотя бы совещание, составьте протокол, издайте приказ, изложите в этих документах выводы, к которым вы пришли благодаря проведенному маркетинговому исследованию, сформулируйте приблизительные планы на будущее развитие бизнеса.

Перевозки грузов

Реальность перевозок можно доказать, если подтверждается факт перемещения груза из одного места в другое. Но в целях налогового контроля не менее важно также доказать и то, кто именно и когда осуществил эту перевозку. Основной и обязательный документ для подтверждения факта перевозки – транспортная или товарно-транспортная накладная. Неполнота данных в них или неточности вызывают у налоговиков сомнения в достоверности документа и отказы в признании расходов и налоговых вычетов.

Сложность доказывания сильно повышается в случае использования перевозчиком третьих лиц для оказания транспортных услуг. Заполнять товарно-транспортные накладные на такие перевозки нет необходимости, поскольку обязанность по составлению товарно-транспортных накладных возложена на непосредственного перевозчика, а не заказчика услуг (п. 3 ст. 801 ГК РФ, ст. 2 Федерального закона 87-ФЗ от 30.06.2003 «О транспортно-экспедиционной деятельности» и Постановление Правительства РФ № 554 от 08.09.2006).

Но налоговый инспектор, не найдя этих документов, делает иные выводы. Мол, перевозки-то были, но похоже осуществляли совсем другие лица, а с этим перевозчиком никаких сделок не было; да еще и никаких договоров и расчетов с реальными исполнителями по выпискам банка нет – получите доначисления и штрафы на все суммы (Постановления Арбитражных судов Западно-Сибирского округа № Ф04-4604/2019 от 30.09.2019 по делу № А67-773/2018 и Центрального округа № Ф10-3363/2019 от 07.08.2019 по делу № А36-5218/2017).

Здесь могут пригодиться документы от получателей и отправителей грузов, которые подтверждают фактическое оказание услуг по перевозке грузов контрагентом: все грузы получены и доставлены по точным адресам и теми водителями, которым выданы доверенности.

Если дойдет до споров, то помогут следующие доказательства:

– выписки по движению денежных средств на расчетных счетах перевозчика;

– показания руководителей и работников транспортной компании;

– агентские договоры и договоры с субподрядчиками, документация по исполнению (заявки, отчеты агента, счет-фактуры и др.);

– доверенности на конкретных водителей;

– материалы переписки (предоставление данных о транспортных средствах и водителях на каждую спорную перевозку, согласование адресно-реквизитной информации о получателях и отправителях).

– показания водителей, непосредственно принимавших и перевозивших грузы.

Выполнение работ и оказание услуг

Специфика работ и услуг зачастую не позволяет предъявить физический результат – после получения консультационных услуг нечего предъявить, кроме подписанного акта. Также трудно без специальных экспертиз установить время проведения и объем выполненного ремонта, особенно если нет никаких свидетельств состояния объекта до начала спорных работ.

А, если по прошествии нескольких лет выяснится, что многомиллионные работы выполнялись компанией, у которой не было никакого собственного имущества, она не представила документы по запросу ИФНС и ее руководство не явилось туда на допрос, то выводы инспекции по результатам проверки вполне предсказуемы.

Так, в Казани именно эти доводы легли в основу решения по проверке, засомневавшейся в реальности строительно-монтажных работ по возведению здания стоимостью свыше 70 млн. рублей – это несмотря на то, что здание реально строится и даже было сфотографировано налоговиками.

Подозрения вызвал подрядчик, который просто арендовал строительную технику и транспорт, привлекал субподрядчиков и к несчастью, ликвидировался за несколько лет до выездной проверки (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25.09.2019 № Ф06-52028/2019 по делу № А65-653/2019).

Дело в том, что даже если спорные контрагенты не имели необходимых ресурсов и не несли характерных расходов, инспекции редко удается опровергнуть наличие физического результата выполненных работ и оказанных услуг, его оприходование и использование заявителем в своей хозяйственной деятельности.

А для полной картины налогового правонарушения необходимо еще доказать, что этот самый результат был получен при участии иных лиц или самостоятельно проверяемым налогоплательщиком. А пока все это не доказано, выводы о нарушении налогового законодательства не могут считаться обоснованными (Постановления Арбитражного суда Уральского округа № Ф09-5455/19 от 18.09.2019 по делу № А47-9343/2018 и № Ф09-5337/19 от 17.09.2019 по делу № А47-6936/2018).

Судебная практика показывает, что в таких ситуациях выиграть налогоплательщикам помогают:

– наличие лицензии или аккредитации у контрагента на соответствующий вид деятельности;

– успешно исполненные этими же контрагентами аналогичные договоры в прошлом (до проверки);

– сведения о штате сотрудников контрагента (отчеты в фонды, расчет среднесписочной численности, штатное расписание и др.);

– договоры и исполнительная документация с субподрядчиками (сметы, прейскуранты, отчеты, акты сдачи-приемки выполненных работ, журналы и справки о стоимости выполненных работ и затрат и т.п.);

– выписки с расчетного счета подрядчика;

– показания сотрудников, непосредственно контактировавших при исполнении и сдаче-приемке работ или услуг;

– налоговая отчетность подрядчиков и субподрядчиков.

Подготовиться к проверке, а также узнать как защитить себя и компанию Вы можете на семинаре Эльвиры Митюковой «Реальная экономия и защита активов. Все изменения 2020 г. в налоговом планировании и контроле. Мощный результат для оптимизации бизнеса!».

Программа семинара https://www.sba-consult.ru/zashita_biznesa

+7 (495) 748 03 16

Права на данную публикацию принадлежат ООО «Академия успешного бизнеса»

Запишитесь на наши семинары и курсы

  • Семинар Налог на прибыль
  • Налоговые семинары по НДС для бухгалтеров
  • Бухгалтерский учет 2018-2020
  • Заработная плата
  • УСН и ЕНВД
  • Семинар онлайн кассы, контрольно кассовая техника (ККТ)
  • Учет в некоммерческих организациях
  • Семинар Учет основных средств
  • Учет в строительстве
  • Налоговое планирование
  • Налоговые проверки
  • Налоговый контроль
  • Семинар МСФО (Международные стандарты финансовой отчетности)
  • Управление холдингом
  • Налоговые семинары
  • Семинары для бухгалтеров

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *